Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Наш журнал

В нашем журнале мы будем писать на любые темы, о любых событиях. О том, что интересно нам, и надеемся, заинтересует наших читателей. А еще – об интересных, знаковых датах в мировой и отечественной истории

Памяти заброшенной ветки...

Пишет Кошка В Сапогах

Почему-то нас всегда  притягивают заброшенные урбанистические пейзажи.  Кажется, что они, как живые, испытывают боль и одиночество, оттого что их покинули люди. Такой у них печальный и порой нелепый вид.

Мы уже давно задумывали найти заросшую пироговскую ветку. И вот, неожиданно, мы набрели на нее! Вот она, первая остановка – платформа Динамо, вернее то, что от нее осталось...


P1030980
P1030981

Дальше пути расходятся.

P1000761
P1000771
P1000776
P1000779

P1000792

Одноколейка, словно стрела одинокого индейца, уходит туда, куда ей и положено – в лес. И тянется, заржавевшая и всеми забытая, через лесную чащу.

Когда-то тут кипела жизнь. В летние месяцы несколько раз в день до Пироговского водохранилища курсировала битком набитая электричка, увозя жителей душного и знойного города «на природу» – к купанию, пиву, картишкам и прочим отдыхательным радостям.

Collapse )

Памяти Пироговской ветки

Почему-то нас всегда  притягивают заброшенные урбанистические пейзажи.  Кажется, что они, как живые, испытывают боль и одиночество, оттого что их покинули люди. Такой у них печальный и порой нелепый вид.
Мы еще в прошлом году задумали найти заросшую пироговскую ветку. И вот, неожиданно, мы набрели на нее! Вот она, первая остановка – платформа Динамо, вернее то, что от нее осталось...


P1030978
P1030980
P1030981
P1030983
P1030985

Дальше пути расходятся.

P1000761
P1000771
P1000776
P1000779
P1000780
P1000792

Одноколейка, словно стрела одинокого индейца, уходит туда, куда ей и положено – в лес. И тянется, заржавевшая и всеми забытая, через лесную чащу. Когда-то тут кипела жизнь. В летние месяцы несколько раз в день до Пироговского водохранилища курсировала битком набитая электричка, увозя жителей душного и знойного города «на природу» – к купанию, пиву, картишкам и прочим отдыхательным радостям. В остальное время шум-гам затихал, зато электричке очень радовались мытищинцы, работавшие в Москве, – она приходила на станцию практически пустая, и можно было спокойно занять сидячее место, а не давиться, как в банке со шпротами. Потом граждане накупили машин, настроили дач у самого побережья. Вот и осталась колея не у дел. В 90-х годах ветку закрыли как нерентабельную, а до конца так и не разобрали.

P1000786
P1000789
P1000803
P1000830
P1000832
P1000831

И теперь погнутые дорожные знаки да дырявые семафоры сигналят о том, что когда-то здесь грохотал состав, дрожали рельсы, свисток оглашал окрестности, заглушая пение птиц. Все теперь брошено, предано, люди ушли пытать счастье в другие места. И только знак «Граница подъездного пути» и остатки механизма для перевода стрелки показывают – здесь конец дороги. Она уходит в никуда. Туда, где нет границ.

P1000795

Эх, если бы у людей были крылья...

P1000530
P1000532
P1000533

Эх, если бы у людей были крылья...
Вот такое любопытное сооружение мы увидели на платформе Челюскинская по Ярославской дороге.
Здесь нельзя опаздывать! Есть, конечно, нормальный переход, но до него еще нужно дойти. А чтобы вскочить в хвостовой вагон, когда опаздываешь на электричку, приходится балансировать между небом и землей, рискуя свалиться и сломать себе шею. Железнодорожники предлагают пассажирам заняться экстремальными видами спорта. Спорт, это, конечно, хорошо. Но и жизнь у людей одна...